Особенности семейной субкультуры и межличностных контактов в неблагополучных семьях.

Отличительной особенностью семейного окружения в такой семье являются непостоянство и непредсказуемость. Родительские ответы, например, на детское поведение относительно случайны и зависят от множества посторонних условий, в том числе от колебаний настроений родителей. Детям редко объясняют, почему им не следовало бы делать то или другое. Воспитание в основном строится по принципу запретов и наказаний. В результате у ребенка не вырабатываются нормы, которые могли бы регулировать его поведение, и он постоянно нуждается во внешнем контроле, что первоначально отвечает потребности родителя быть вовлеченным в постоянную воспитательную деятельность. Однако благодаря этому родительские функции со временем становятся все более обременительны и, в конце концов, родители все чаще начинают искать возможность частично или полностью покинуть семью.

У членов неблагополучных семей познавательная потребность выступает чаще как потребность в новом стимуле, чем как потребность в системе представлений о мире. Привлекают именно те темы, которые эмоционально возбуждают, динамичны, полны неожиданностей (возбуждающие подробности угона автомашины, драки шоферов такси, поведение законченных пьяниц окрестного района и т.д.). Значительную часть взаимодействий детей занимают выяснения отношений с использованием силы по поводу того, что тот или другой допустил относительно бесконечного разнообразия предметов: «Я не дам тебе пластинку до тех пор, пока ты не заплатишь мне за мои стеклышки».

В неблагополучных семьях легко столкнуться либо с равнодушными установками по отношению к труду (выбор места работы, учебы членами семьи довольно случаен), либо даже со скептическим или пренебрежительным отношением к таким качествам, как трудолюбие, терпение, настойчивость. Достижение своих целей с помощью этих качеств нередко явно или скрытно считается уделом людей, которые не умеют жить. При таком отношении к труду деятельность их регулируется не стремлением достичь каких-либо целей, а стремлением избежать каких-либо отрицательных последствий собственных действий, действий своих детей или же собственного бездействия. То есть ценностные ориентации формируются методом отрицания (не быть тупым, не приносить вреда, не нарушать закон). Тем не менее эти люди постоянно нарушают эти установленные для себя правила. Постоянные столкновения с окружающими людьми и социальными институтами вследствие этого зачастую вырабатывают в таких семьях недоверчивые установки по отношению к окружающим (соседям, товарищам по работе, сотрудникам учреждений, с которыми члены семьи имеют дело), уверенность, что все легко нарушают моральные правила и законы, в любом случае не сомневаются в своей безнаказанности.

Духовные потребности не исчезают у этих людей, но, видимо, постоянно дают о себе знать в форме потребности чем-то заполнить духовный вакуум. Для этого, как отмечал В. Франкл, можно ходить на танцы, заглушая ощущение бессмысленности существования громкой музыкой и шумом; пассивное наблюдение болельщика, когда он делает вид, что самое важное в мире – какая команда выиграет тот или иной матч, также относится к этому ряду. Сюда же относится искусство как способ самоопьянения и самоодурманивания, чтение детективов, просмотр боевиков. Удобным средством бегства служит секс. Направленность личности родителя на подобные отношения является детерминантой девиантного поведения детей, ведущего к суицидам в подростковом и юношеском возрасте.

Другим удобным средством бегства от ощущения бессмысленности собственной жизни является профессиональная сверхвовлеченность. Современное общество породило массовый тип семьи, которую можно назвать карьерной. Родители в такой семье живут в постоянной погоне за работой, зарплатой, экономическим и социальным престижем. Они поглощены борьбой для того, чтобы достичь высокого социального статуса, который, однако, постоянно ускользает от них. Что передают эти родители своим детям? По сути дела, единственной реальной идентификацией с фигурой отца является его неудовлетворенность своим трудом и своим местом в обществе, а единственным требованием, предъявляемым к ребенку, - добиться того успеха или положения, какого не смогли достичь родители и прежде всего отец. Сверхвовлеченность в производство, наряду с сосредоточением внимания на улучшении материально-бытовых условий и ориентацией на развлечения, является важным фактором, сопровождающим отсутствие сознательного воспитательного воздействия в неблагополучной семье и определяющим девиантное поведение детей в подростковом возрасте. Но наиболее тяжело складывается там, где отец полностью устраняется из жизни своей семьи, столкнувшись с неудачами, и мать становится единственной кормилицей и воспитательницей детей.