Работа психолога по преобразованию коммуникативной системы неблагополучных семей.

 

Членам неблагополучных семей бывает трудно воспринимать информацию, выражаемую вербально. Поэтому диалог с ними зачастую превращается в псевдо-диалог, когда психолог и члены семьи говорят в параллельных монологах, в то время как подразумевается, что они обмениваются информацией. Некоторые психологи склонны расценивать это как сопротивление, хотя имеет место непонимание. Для того, чтобы его преодолеть, рекомендуется репрезентация информации через соответствующую моторную активность, а не через описание образов (иконическая репрезентация) или оперирование абстрактными понятиями (символическая репрезентация). Например, испытывая массивную атаку со стороны членов семьи, психолог меняет свое место и садится среди членов семьи. Он говорит: «Очень трудно находиться здесь, будучи атакуемым вами. Я чувствовал, что выпадаю из вашей среды». Язык движения привлекает каждого, а слово может остаться незамеченным. Другой способ инактивного формулирования -помещение одного из членов семьи за зеркало одностороннего видения. Например, немолодая женщина, которая жаловалась на неспособность своей взрослой дочери управляться с маленькими детьми, была помещена за зеркало одностороннего видения, откуда должна была наблюдать за тем, как ее дочь управляется с детьми. Выяснилось, что при отсутствии материнской гиперопеки дочь довольно скоро научилась с ними управляться. Женщина поняла, что она сама своей неуемной активностью мешает формированию адекватной родительской позиции у дочери.

Важно побуждение членов семьи к инактивному формулированию. Члены неблагополучных семей часто проявляют ненаправленную активность, целью которой зачастую является грубое облегчение напряжения. Психолог начинает стимулировать моторную активность, направленную на достижение других целей, чтобы показать одним членам семьи, как их поведение может влиять на других. Например, вместо того чтобы спросить у детей: «Как получилось, что ваша мама не говорит с вами?», психолог ставит перед детьми задачу: «Могли бы вы сделать так, чтобы ваша мама говорила с вами?» Вот другие примеры побуждения к инактивному формулированию: «Могли бы вы сделать так, чтобы ваши отношения с дочерью не ухудшались?», «Что вы можете сделать, чтобы улучшились ваши отношения с дочерью?»

Большое значение имеет редуцирование шума, фиксирование на правилах разговора, высвобождение содержания из посланий, касающихся взаимоотношений.

Каждому члену семьи предлагается отбирать себе человека, которому он говорит, ориентировать его на себя и требовать, чтобы этот человек отвечал.

Психолог берет на себя роль переводчика в этих разговорах, становится «расшифровывающим центром» для коммуникации, при этом он центрирован на коммуникации, а не на личностном содержании послания (просто помогает понять одному человеку то, что говорил другой, не критикует, не комментирует, не внушает).

Психолог следит, чтобы содержательные послания и послания, касающиеся отношений, были более отличимы друг от друга, акцентуирует внимание на содержании. Примером того, как акцент на отношениях может уводить в сторону от содержания послания, может служить следующая фраза, прозвучавшая на одной из сессий работы с семьей: « Я не могу слышать тебя, потому что ты всегда кричишь на меня, и в результате я перестаю слушать».

Психолог останавливает прерывания, которые разрезают коммуникацию между членами семьи. Указывает на необходимость ждать, пока другой член семьи закончит свои мысли и получит на них ответ.

Он фокусируется на диалоге вокруг одной темы и помогает довести ее до некоторого уровня законченности.

Психолог побуждает к вербальной коммуникации тех, кто привык выражать свою коммуникацию через разрушительную активность.

Из содержания послания психолог выделяет то, что полезно для говорящего и слушающего, и делает акцент на этом. Например, из монолога матери, касающегося плохой учебы ребенка, психолог для ребенка делает акцент на заботе матери о нем, а для матери подчеркивает ее интерес к учебным делам сына. Это позволяет участникам ситуации расширить понимание реальности и искать более эффективные приспособления для овладения трудными ситуациями.

Смена доминирующих, интерпретирующих тем в семье на более близкие к эффективному функционированию. Например, тема воровства сменяется темой заботы.

Психолог помогает делать узкие наборы категорий более дифференцированными. Например, термин «восстающие на родителей дети» можно конкретизировать как «не умеющие себя контролировать дети». Ярлык «контролирующая мама» можно сменить на «сверхобремененная и беспомощная мама». Это может направить мысль членов семьи на то, что мама по сути не хочет контролировать своих детей, она хочет получить от них помощь в принятии ими контроля над своим поведением.