Влияние конфликтных супружеских отношений на формирование родительского поведения

Многочисленные исследования показали взаимосвязь между особенностями супружеского общения и свойствами личности ребенка. От характера и состояния супружеских отношений зависят воспитательные возможности семьи. Такие качества детей, как ответственность, дисциплинированность, трудолюбие, значимо кореллируют с отсутствием серьезных конфликтов между родителями, и наоборот.

Нередко ребенок становится заложником супружеских проблем родителя, и его используют как разменную монету для разрешения супружеских конфликтов. Появляются такие детские роли, как «козел отпущения», «любимчик» мамы или папы, «примиритель».

Нельзя однозначно утверждать, что имеется прямая связь между конфликтными супружескими отношениями и развитием личности ребенка. Например, в случае разрыва супружеских отношений, в неполной семье может проявляться «замещающее удовлетворение потребностей», «расширение сферы родительских чувств», когда потребности, адресованные в норме другому члену семьи (супругу), удовлетворяются с помощью ребенка, как правило, противоположного пола. В литературе данный тип отношений назван как «отношение матери к сыну как к заместителю мужа» или «ребенок, исполняющий роль родителя» (Эйдемиллер, Юстицкис, 1999; Столин, Соколова, Варга, 1989).

Подобные отношения проявляются в присвоении ребенку статуса «партнера», «главы семьи». Когда у ребенка нарастает реакция эмансипации, родитель отвечает на это усилением требования заботы, внимания к себе, навязчивым желанием находиться постоянно в обществе ребенка, желанием ограничить его контакты со сверстниками. Выполнение подобных требований может быть непосильно ребенку, и результатом может быть развитие у него нервно‑психического напряжения и тревоги.

В неполных семьях у детей часто отмечают снижение самооценки, неуверенность в себе. В этом случае нарушение семейной структуры действует патогенно через материнское отношение к ребенку. Исследование влияния семейной структуры (полная, неполная семья) на самооценку ребенка выявило, что в случае счастливо разведенной матери самооценка ребенка не кореллирует с его оценкой матерью. В этом случае родительское отношение позволяет ребенку вырасти самостоятельным, автономным. Конфликтные отношения в семье действует на ребенка более пагубно, чем развод. Сам факт, что супруги живут вместе и их отношения оцениваются окружающими как «хорошие», вовсе не означает, что жизнь семьи протекает нормально. В литературе описаны способы «канализации» излишнего психического напряжения между родителями, когда диада «родитель‑родитель» автоматически вовлекает в себя третьего близкого человека, в результате чего конфликт может быть приглушен. Влияние супружеских отношений на детско‑родительские отношения принимает следующие формы.

Подключение ребенка к «семейному мифу» (Захаров, 1988; Эйдемиллер, Юстицкис, 1999; Спиваковская, 1986). Это происходит в семьях, где оба родителя обладают сходной структурой неудовлетворенных потребностей – в основном это неудовлетворенная потребность в эмоциональной близости, заостренное желание независимости, сочетающееся со страхом перемен чувство внутреннего дискомфорта, внутренняя конфликтность, неудовлетворенность, недовольство собой. Ребенок является в таком случае «громоотводом» для разрядки конфликтных, фрустрирующих переживаний, «козлом отпущения». На отношение к ребенку проецируются личностные конфликты, преобладает эмоциональное отвержение, недовольство личностью ребенка.

Отвержение супруга через ребенка. Недовольство супругом переносится на отношение к ребенку. В материнском отношении преобладает отвержение тех качеств ребенка, которые ненавистны у супруга. На ребенка обрушивается мощный порыв перевоспитания, в результате чего может сформироваться комплекс неполноценности. Иногда ребенок становится объектом идентификации то у одного, то другого родителя. Те папины черты, которые подмечает у него мама, вызывают ее раздражение, злобу и неприятие. Точно так же реагирует и отец. Поэтому в целом ребенок не принимается ни одним родителем.

Инвалидизация ребенка. Невротические нарушения, наблюдаемые у ребенка, могут явиться клиническим выражением супружеских конфликтов. Так, родители могут неосознанно фиксировать детский энурез невротического генеза, так как больной ребенок в определенной степени сплачивает супругов, не давая им возможности разойтись. Таким образом, невротический симптом ребенка становится условно желательным для родителей, позволяя вытеснять неблагополучие в сфере собственных интимных отношений (Варга, 1985)

А. С. Спиваковская (Спиваковская,1986) описала тип «семьи с кумиром», где воспитание ребенка – единственное, что скрепляет супружеские отношения. Инвалидизация ребенка, стремление замедлить его взросление служит способом сохранения «объекта опеки», в противном случае «союз ради опеки» распадается.

Установление симбиотических отношений с ребенком при нарушении эмоциональных связей с супругом. Отношения между супругами часто способствуют изменению родительского отношения, которое приобретает компенсаторный, реактивный характер. Так может возникнуть симптом «расширения сферы родительских чувств». Родители хотят, чтобы ребенок удовлетворял хотя бы часть тех эмоциональных потребностей, которые удовлетворяются в супружеских отношениях. Например, мать после развода может отказаться от вполне реального вторичного брака, стремясь отдать ребенку (чаще всего противоположного пола) всю свою любовь. Может стимулироваться эротическое отношение к родителям, например, ревность, детская влюбленность. Мать стремится удержать сына‑подростка с помощью доминирующей или потворствующей гиперпротекции, нередко она контролирует взаимоотношения сына с девушками.