Понимание родительского отношения в ортодоксальном психоанализе и неофрейдизме

В теории классического психоанализа основной акцент делается на роли переживаний раннего детства в формировании взрослой личности. Главным источником детских переживаний являются отношения с родителями. Согласно З. Фрейду, ребенок с самого начала обладает сексуальными влечениями и сексуальной энергией – либидо, из которого в процессе развития возникает нормальная сексуальность взрослых. Поскольку первыми людьми, которые привлекают внимание ребенка, являются родители, именно они становятся первыми объектами либидо. На определенном этапе развития (3–5 лет) ребенок начинает испытывать привязанность к родителю противоположного пола, которую Фрейд определил как эдипов комплекс у мальчиков и комплекс Электры у девочек. Разрешение этих комплексов ведет к идентификации ребенка с родителем того же пола и интернализации родительских запретов, моральных норм и моделей полоролевого поведения.

Главный мотив поведения ребенка, который З. Фрейд назвал принципом удовольствия, заключается в удовлетворении его психосексуальных потребностей. Эти потребности ребенка (например, кусание, сосание) пресекаются родителями, и вследствие этого они не находят оптимального удовлетворения. В других случаях сверхзаботливость родителей не дает ребенку возможности самому управлять своими внутренними функциями, что формирует у него чувство зависимости и некомпетентности. С первых лет жизни ребенка родители требуют, чтобы он сдерживал и контролировал удовлетворение своих непосредственных импульсов, выражая их социально‑приемлемыми способами. Фрейд придавал также большое значение отделению ребенка от родителей, полагая, что подобная сепарация позволяет обезопасить социальное положение ребенка.

В свою очередь Анна Фрейд считала, что детское развитие представляет собой процесс постепенной социализации ребенка, в ходе которой принцип удовольствия уступает место принципу реальности. Удовлетворение желаний ребенка зависит от внешнего мира, от ухаживающей за ним матери, и ребенок вынужден учитывать окружающую его реальность. Мать либо принимает и исполняет желания ребенка, либо отвергает их, являясь не только первым объектом любви, но и первым законодателем для ребенка. Настроение матери, ее индивидуальные симпатии и антипатии оказывают решающее влияние на развитие ребенка: «Быстрее всего развивается то, что больше всего нравится матери и что ею оживленнее всего приветствуется; процесс развития замедляется там, где она остается равнодушной или скрывает свое одобрение» (Фрейд А., 1990, с. 62). Ребенок, в свою очередь, очень рано начинает проявлять определенное отношение к матери, которое выражается в его поведении: А. Фрейд различала детей «хороших», послушных, которыми легко управлять и «тяжелых», своевольных, которые выражают активный протест против каких‑либо ограничений.

Представитель Эго‑психологии Э. Эриксон существенно дополнил идеи З. Фрейда, в частности, развил ряд положений относительно индивидуального взаимоотношения ребенка с родителями и тем культурным контекстом, в котором существует семья. Согласно Эриксону, в каждой культуре имеется свой особый стиль материнства, который каждая мать воспринимает как единственно правильный. Развитие Эго ребенка неразрывно связано с меняющимися особенностями социальных требований и системой ценностей. Если для З. Фрейда система, в которой развивается ребенок, состояла из треугольника «ребенок – мать – отец», то Эриксон рассматривает развитие в более широкой системе социальных отношений, подчеркивая роль исторической реальности, в которой развивается Я ребенка. Согласно Эриксону, переход ребенка от одной стадии развития к другой сопровождается кризисами развития, своего рода поворотными пунктами, моментами выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой.

В отношениях между родителями и ребенком наблюдается двойственная интенция, которая совмещает в себе заботу о нуждах ребенка с чувством полного личного доверия к нему, то есть, с одной стороны, родители должны оберегать ребенка от окружающих его опасностей, с другой – предоставлять ему определенную степень свободы. Ребенок устанавливает необходимый баланс между требованиями родителей и своей инициативой. Согласно Эриксону, в процессе социализации ребенка должен положительно разрешиться конфликт сепарации и индивидуации.

К. Хорни такжепридавала особое значение культурной среде, социальным отношениям между родителями и ребенком и той роли, которую они играют в развитии личности. Согласно ее социокультурной теории личности, в детстве основной потребностью ребенка является потребность в безопасности. Если эта потребность не удовлетворяется, например, в результате неустойчивого поведения родителей или чрезмерной опеки, то у ребенка развивается установка базальной враждебности: ребенок зависит от родителей и в то же время испытывает по отношению к ним обиду и негодование, что составляет основу базисного невротического конфликта. В отличие от Фрейда Хорни считала этот конфликт более разрушительным, но, по ее мнению, его возникновение не является избежным, а разрешение невозможным.

Рассматривая родительское отношение как фундаментальную основу развития ребенка, Э. Фромм провел качественное различие между особенностями материнского и отцовского отношения к ребенку. Это различие наиболее ярко прослеживается по следующим линиям:

1.Условность–безусловность. Э. Фромм считал, что материнская любовь безусловна по самой своей природе: мать любит своего младенца потому, что это ее дитя, а не потому, что он выполняет какие‑то ее условия или оправдывает надежды. Материнская любовь – это забота о растущем ребенке, это любовь, ничего не требующая взамен, это способность отдать все, не желая ничего, кроме счастья ребенка. Однако «в материнской любви двое, которые были одно, отделяются друг от друга. Мать должна не только вытерпеть отделение ребенка, но должна хотеть этого, способствовать этому» (Фромм, 1998, с. 213). Отцовская любовь обусловлена – отец любит за то, что ребенок оправдывает его ожидания. Фромм подчеркивал, что речь идет не о конкретном родителе, а о материнском и отцовском началах, которые в определенной степени представлены в личности матери или отца.

2. Контролируемость–неконтролируемость. Материнская любовь не подвластна контролю со стороны ребенка, ее нельзя заслужить: она либо есть, либо ее нет. Отцовская любовь управляема, ее можно заслужить, но ее можно также и лишиться. Материнская любовь должна быть уверенной и сильной, а отцовская – терпеливой и снисходительной. В процессе развития ребенок внешне освобождается от родителей, но внутренне как бы обретает и материнское сознание (на основе собственной способности любить), и отцовское сознание (на основе своего разума и здравого смысла), их окончательный синтез составляет основу духовного здоровья и зрелости.