Проблема родительского отношения в отечественной психологии

Традиционным и общепризнанным в отечественной психологии является признание за взрослым роли носителя человеческой культуры – необходимого источника развития ребенка. Культурный опыт передается родителями в процессе общения и взаимодействия, подразумевающего установление объективно необходимых отношений между ребенком и взрослым. Важнейшей характеристикой развития, его ключевым моментом является та система отношений ребенка со взрослыми, в которую ребенок вступает в каждый возрастной период, то есть, так называемая, социальная ситуация развития (Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин и др.).

М. И. Лисина и ее сотрудники (Лисина и др., 1987) показали, что специфической особенностью общения ребенка и взрослого является его предмет, а именно другой человек, партнер по общению. Взрослый выступает не только как посредник между ребенком и теми культурными формами и способами деятельности, которыми ему предстоит овладеть, но и как уникальная, творческая личность, обладающая индивидуальными мотивами, переживаниями, ценностями и смыслами. Родитель олицетворяет собой те ценностные и мотивационные уровни, на которые ребенок может подняться вместе с ним – через общение, общие переживания и совместную деятельность.

А. В. Петровский (Петровский, 1981) полагает, что можно условно выделить пять типов социально‑психологического климата семьи и, соответственно, тактик семейного воспитания: «диктат», «опека», «конфронтация», «мирное сосуществование на основе невмешательства» и «сотрудничество». Первые две тактики различаются лишь по форме, оставаясь сходными по существу, и вместе с третьей являются деструктивными вариантами детско‑родительских отношений, крайне неблагоприятными для развития ребенка. «Мирное сосуществование» также является несостоятельной системой отношений между поколениями и строится по принципу обособленности миров ребенка и родителей. Наиболее оптимальной тактикой семейного воспитания является пятый тип – «сотрудничество», основные характеристики которого: соучаствование – эмоциональное, действенное включение в дела другого человека, активная помощь, сочувствие, сопереживание, отзывчивость, поддержка, искренность и взаимность. Важнейшим для этих семей принципом является наличие ценностно‑ориентационного единства ее членов, а важнейшим качеством – высокая степень эмоциональной близости, в которой одновременно заключена и огромная сила, и возможная слабость складывающихся в семье отношений.

М. В. Полевая (Полевая, 1998) выделила две основные характеристики родительского отношения: принятие (лояльность), понимаемое как готовность родителя воспроизводить и поддерживать неординарные проявления активности ребенка, и неприятие (отчуждение), проявляющееся в форме отторжения родителями неординарных проявлений ребенка. Эмпирическими проявлениями отчуждения ребенка от родителей выступают снижение чувства самоценности и общительности ребенка, его повышенная конфликтность, закрытость в присутствии родителей, а также наличие у ребенка таких негативных чувств, как враждебность по отношению к родителям. Экспериментально было доказано, что увеличение дистанции в общении со стороны взрослого вызывает у ребенка ответное состояние дистанцирования, отчуждения.

С. Ю. Мещерякова, Н. Н. Авдеева, Н. И. Ганошенко (Мещерякова, Авдеева, Ганошенко,1996) исходят из представления о ведущей роли субъектно‑ориентированного общения в психическом развитии ребенка. Такого рода общение возможно лишь при отношении взрослого к ребенку как к субъекту, личности в противоположность «объектному» отношению, когда ребенок выступает для него преимущественно как объект медицинских, педагогических и т.п. воздействий. Авторы предположили, что субъектное отношение к ребенку может являться главным фактором в структуре психологической готовности к материнству и проецироваться в стиль материнского поведения. Такое отношение обеспечивает наиболее благоприятные условия для психического развития младенца, важнейшими показателями которого являются уровень общения ребенка с матерью, особенности становления образа себя и потребности в сопереживании.