Постнатальное развитие

Натальный и ранний неонатальный период

Рождение и первые дни жизни являются критическим периодом в развитии ребенка. В это время изменяются функции всех органов и систем организма ребенка и, конечно, его психическое состояние. Это связано с резким изменением среды. К моменту рождения зрелость функциональных систем нервной системы определяет адаптивные способности новорожденного в новых условиях. Данные последних десятилетий свидетельствуют о том, что новорожденные способны к дифференцированному анализу информации в гораздо большей степени, чем предполагалось ранее. Исследования Т. Бауэра, Де Каспера, Филда, Штерна, Голдберга, А.С. Батуева и других показали, что в первые часы и даже минуты после рождения ребенок способен к зрительно‑слуховому сосредоточению, зрительной фиксации и предпочитает человеческое лицо другой стимуляции в зрительной модальности. Необыкновенно интересными являются данные Мелтзофф об имитации новорожденным мимического выражения взрослого. Данные о предпочтении новорожденными подвижного лица неподвижному и о предпочтении голоса матери достаточно однозначны, а вот предпочтение лица матери проявляется не всегда. По данным А.С. Батуева (Батуев, 1988), новорожденные без патологии в 80 % случаев предпочитают незнакомое лицо лицу матери, и новорожденные с врожденной энцефалопатией не демонстрируют в этом отношении никаких предпочтений. Но все дети устойчиво предпочитают человеческое лицо лицу куклы и лицо куклы – погремушке. Данные о развитии детей с нарушением зрительного анализатора (слепых и с катарактой) свидетельствуют о том, что у них по сравнению со зрячими значительно запаздывает развитие эмоциональной сферы, сферы общения, возникновение сигнификативной функции мимического выражения эмоций. Дети, рожденные при помощи кесарева сечения, не имеют возможности в первые часы жизни увидеть лицо человека. Данные о нарушении развития у них эмоционального взаимодействия со взрослыми отсутствуют. А вот относительно детей, рожденных при использовании в родах наркоза, известно, что это развитие у них в первые недели жизни несколько отстает.

В исследованиях по зрительным предпочтениям у новорожденных, к сожалению, не указывается, был ли у ребенка контакт с матерью непосредственно после рождения. Практика родовспоможения в нашей стране до последнего времени предполагала возможность зрительной фиксации ребенком лица матери только на вторые сутки, а соответствующий контакт с другими людьми (медперсоналом) – сразу после рождения и неоднократно в течение первых полутора суток жизни. В зарубежной практике в последнее десятилетие, а в нашей стране в последние годы стали непосредственно после рождения отдавать ребенка матери. Естественный процесс родов и физические особенности новорожденного, в частности неспособность к удержанию головы, врожденная глазодвигательная реакция и бинолингуальный рефлекс (сведение зрительных осей при откидывании головы) обеспечивают для ребенка достаточно жесткие условия зрительной стимуляции, которые можно назвать эволюционно‑ожидаемыми (Е. А. Сергиенко сформулировала это понятие для объяснения психофизиологических механизмов сензитивных периодов в развитии антиципации. – См.: Сергиенко, 1992). По данным Махмуда с соавт. (Mahmud, 1991) состояние наибольшей активности мозга новорожденного приходится на вторые полчаса жизни. К этому моменту мать успевает обработать ребенка (как это было бы в естественных условиях), адаптироваться к новой ситуации и готова к взаимодействию. Состояние матери после родов, которое по интенсивности эмоций характеризуется как положительный стресс (послеродовая эйфория), с одной стороны, и высокий уровень возбуждения ребенка, с другой стороны, являются физиологической основой взаимного запечатления и возникновения эмоциональной взаимосвязи матери с ребенком. Исследования влияния раннего контакта матери с ребенком на развитие ребенка и материнского чувства женщины (Клаус и Кеннел, Швейд, Эмди и др.) позволили, с одной стороны, выделить в качестве критического периода для образования тесной взаимосвязи матери с ребенком (bonding) первые 36 часов после рождения, а с другой стороны – показали зависимость этого процесса не только от времени контакта ребенка с матерью, но и от других условий первых дней его развития, главным образом от качества патронажа, содержания последующего взаимодействия с матерью и общего отношения матери к беременности, родам, ребенку и своему будущему материнству.

Таким образом, описываемый период характеризуется весьма богатой и напряженной сенсорной жизнью ребенка и достаточно сложной дифференцированностью его субъективных переживаний.

Для эмоционального комфорта ребенка родовой и послеродовой период всегда оценивались как критические. В психоанализе рождение и отрыв от матери считаются первой психической травмой независимо от того, интерпретируется внутриутробный период как «рай» (классический психоанализ) или как «ад» (Фанти, 1997). По данным по данным английских психологов, от того, сколько времени проводит ребенок в контакте с матерью после родов и от качества этого контакта зависит количество плача в первые два года жизни, качество привязанности и количество психологических проблем в более старшем возрасте. В настоящее время является научно обоснованным фактом то, что успешность развития ребенка в послеродовой период связана с возобновлением контакта с матерью и постоянным пребыванием его с матерью. Не менее важно качество такого контакта, однако эти особенности более детально изучены относительно следующего периода развития.

Восстановление состояния эмоционального комфорта после родов обеспечивается возвращением ребенку «сенсорного мира материнских стимулов». Широко известное свойство ребенка успокаиваться от покачивания является общим для него со всеми приматами. Самки обезьян активно используют покачивание для успокоения детенышей, причем как свидетельствуют наблюдения автора, это не врожденное поведение. Оно осваивается в течение первых нескольких дней после рождения первого детеныша, а затем становится устойчивым паттерном поведения. Слуховая стимуляция от звука сердца матери и ее голоса восстанавливается за счет телесного контакта, так же как и ольфакторная. Прикладывание к груди стимулирует периферическую часть хорошо освоенного сосательного рефлекса.

Можно выделить три категории стимулов «сенсорного мира материнских стимулов», участвующих в процессе восстановления чувства эмоционального комфорта, которые по‑разному изменяются в раннем постнатальном периоде.

1. Стимулы, которые остаются константными по своим качественным и количественным характеристикам:

• вестибулярные: ритм и стиль движений матери, хорошо освоенные самым первым из развивающихся в пренатальный период анализатором – вестибулярным;

• вкусовые: вкус околоплодной жидкости сходен со вкусом молозива, а запах матери имеет химические компоненты, общие с внутриутробной средой.

2. Стимулы, которые изменяются частично:

• слуховые: голос и все остальные звуки материнской среды приобретают новые особенности, но по звуковысотному составу, ритму и другим характеристикам остаются теми же;

• тактильные: они не являются новыми для ребенка вообще, но существенно изменяются по своим качественным характеристикам.

3. Принципиально новые стимулы в зрительной модальности. Включение зрительной стимуляции определенного качества и образование к ней избирательного отношения новорожденного могут быть объяснены на основе представлений об эволюционно‑ожидаемых условиях развития и механизмах развития антиципации в онтогенезе (Сергиенко, 1996). Первичная интегративность когнитивной системы и ее последующая дифференциация обеспечивают пренатальное образование обобщенных антиципационных схем, регулирующих сенсорно‑перцептивную деятельность. Образующиеся на этой основе схемы анализа информации на ранних стадиях развития носят характер грубой, генерализованной обработки, общей для всех сенсорных систем. Эти схемы реализуются для анализа стимуляции в зрительной системе на первом этапе ее постнатального развития, который, по Е. А. Сергиенко, охватывает первые два месяца жизни, и обеспечивают образование предпочтений лица человека и запечатления этой «встречи» как положительно‑эмоционального события. Эволюционно‑ожидаемыми условиями здесь являются наличие лица взрослого в поле зрения ребенка, его подвижность и сочетание этой стимуляции с восстановлением эмоционального комфорта ребенка при восстановлении «сенсорного мира материнских стимулов». Однозначно положительное влияние восстановления контакта ребенка с матерью сразу после родов подтверждает это мнение.

В послеродовом периоде активность ребенка состоит главным образом в удовлетворении сосательного рефлекса. Здесь мать является необходимым звеном, так как в условиях внеутробной среды ребенок теряет способность удовлетворять потребность в сосании так же просто, как раньше. Кроме того, пеленание явно не способствует такому поведению. Предоставление груди в этом случае является комплексным стимулом для поддержания эмоционального комфорта ребенка. Таким образом, функции матери в родах и послеродовом периоде по сравнению с предыдущими значительно усложняются. Они состоят в предоставлении ребенку стимуляции, обеспечивающей возвращение «сенсорного мира материнских стимулов», обеспечении эволюционно‑ожидаемых условий для эмоционального запечатления ситуации восприятия лица взрослого, предоставлении груди для удовлетворения сосательного рефлекса и восстановления эмоционального комфорта. Все эти функции матери уже могут быть перераспределены между разными взрослыми (то есть их может обеспечивать не только биологическая мать). Качество осуществления этих материнских функций оказывает влияние на все дальнейшее развитие ребенка.