Основные семейные нарушения, обусловливающие психотравматизацию подростка

Наиболее частым источником психотравматизации подростка является модель взаимоотношений, которую можно назвать «близорукой». Характерная черта «близорукого» представления родителей о характере подростка и о тех взаимоотношениях с ним, из которых они и исходят, строя эти взаимоотношения, – это склонность учитывать только особенности сиюминутной ситуации. При взаимоотношениях, которые строятся на «близоруком» представлении, родитель учитывает только непосредственные последствия своих поступков по отношению к подростку и не задумывается над более отдаленными. Наблюдения показывают, что такое представление встречается при различных нарушениях взаимоотношений родителей с подростком, однако особенно часто отмечается при доминирующей гиперпротекции, потворствующей гиперпротекции, эмоциональном отвержении.

С «близорукой» моделью связан целый ряд отрицательных явлений в развитии и проявлении характерологических нарушений у подростков, например, в «эффекте самоусиления нарушения». Этот эффект возникает, если на непринятие родителями неблагоприятных черт характера подростка последний отвечает их усилением. Так, инертно‑импульсивный подросток, сталкиваясь с сопротивлением своим притязаниям, отвечает на них, например, агрессивным взрывом и побуждает членов семьи отступить. Демонстративно‑гиперкомпенсаторный подросток, столкнувшись с недоверием к демонстрируемой им роли больного, идет на усиление демонстрации и добивается своего. Неустойчивый подросток на попытки контролировать его поведение отвечает полным уходом из‑под контроля. Здесь наблюдается парадоксальное соотношение: нарушение характера порождает попытки корректирующего воздействия семьи, однако эти попытки приводят к обратному результату – дальнейшему усилению отклонения. Во всех выявленных нами случаях «эффекта самоусиления нарушения» у подростка его родители руководствовались «близоруким представлением» во взаимоотношениях с ребенком. Это происходит, по всей видимости, из‑за того, что при данном типе представления весьма трудно учесть, что уступка поведет к дальнейшему закреплению и усилению негативных качеств.

Нарушение супружеских взаимоотношений между родителями в силу каких‑либо причин или неудовлетворенность этими отношениями родителя, играющего основную роль в воспитании, приводит к такому типу нарушения взаимоотношений с подростком, как расширение сферы родительских чувств. Этот тип нарушений обусловливает гиперпротекцию подростка (потворствующую или доминирующую). Нередко при этом мать или (реже) отец, сами того четко не осознавая, хотят, чтобы ребенок, а позже подросток, стал для них чем‑то большим, чтобы он удовлетворял хотя бы отчасти потребности (во взаимной исключительной привязанности, иногда даже эротические), которые в нормальной семье удовлетворяются в психологических отношениях супругов.

У родителя появляется стремление отдать подростку (причем, как правило, противоположного пола) «все чувства», «всю любовь». Когда ребенок достигает подросткового возраста, у родителя возникает страх перед его самостоятельностью. Появляется желание удержать ребенка с помощью потворствующей или доминирующей гиперпротекции. Как правило, сами родители не осознают своего стремления к расширению сферы родительских чувств и, соответственно, к изменению роли подростка. Они проявляют его лишь косвенно, например, когда мать говорит, что ей никто не нужен, кроме сына, и противопоставляет идеализированные отношения с сыном не удовлетворяющим ее отношениям с мужем. Иногда такие матери осознают свою ревность к подругам сына, хотя чаще проявляют ее во многочисленных придирках к ним.

Родители также могут предпочитать в подростке детские качества, присваивать ему роль «маленького ребенка». В этом случае возникает нарушение воспитания – потворствующая гиперпротекция. Здесь наблюдается стремление родителей игнорировать взросление детей, стимулировать сохранение у них таких детских качеств, как непосредственность, наивность, игривость. Для таких родителей подросток все еще «маленький». Нередко они открыто признают, что маленькие дети им вообще нравятся больше, что с большими уже не так интересно. Страх и нежелание взросления детей могут быть связаны с особенностями биографии самого родителя (он имел младшего брата или сестру, на которых переместилась любовь его родителей, в связи с чем свое взросление он воспринимал как несчастье). Рассматривая подростка как еще «маленького», родители снижают уровень требований к нему, создавая потворствующую гиперпротекцию и стимулируя тем самым развитие психического инфантилизма.

Родитель также может проецировать на подростка собственные нежелательные качества. В этом случае родитель имеет тенденцию отвергать подростка, жестоко обращаться с ним. В подростке родитель как бы видит те черты характера, которые чувствует, но не хочет признать в самом себе. Это может быть агрессивность, склонность к лени, влечение к алкоголю, негативизм, несдержанность. Ведя борьбу с этими (реальными или мнимыми) качествами подростка, родитель (чаще всего отец) извлекает из этого эмоциональную выгоду для себя. Он при этом нередко навязывает подростку роль «неисправимого», «хулигана», «психа», «недотепы» и т. д. Борьба с нежелательными истинными или воображаемыми качествами подростка помогает отцу верить, что у него самого этих качеств нет. Такие родители много и охотно говорят о своей непримиримой и постоянной борьбе с отрицательными чертами и слабостями подростка, о наказаниях, которые они применяют. В то же время в их высказываниях сквозит уверенность, что это не поможет, так как подросток «по натуре» такой. Нередки инквизиторские интонации при разговоре о подростке с характерным стремлением в любом поступке выявить «истинную», то есть дурную причину.

Родители с неразвитыми родительскими чувствами имеют тенденцию к гиперпротекции, эмоциональному отвержению, жестокому обращению с подростком. Слабость, неразвитость родительских чувств нередко встречаются у родителей подростков с отклонениями характера. Внешне это проявляется в том, что родители не желают иметь дело с подростком, плохо переносят его общество, проявляют исключительно поверхностный интерес к его делам. Причиной неразвитости родительских чувств могут быть особенности характера самого родителя, например, выраженная интровертированность или то, что сам родитель был отвергнут в детстве своими родителями, что он в детстве не испытал родительского тепла. Замечено, что у очень молодых родителей родительские чувства значительно слабее, что такие чувства имеют тенденцию усиливаться с возрастом (пример тому – любящие бабушки и дедушки).

Нередко отношение к подростку со стороны родителя обусловливается не реальными чертами подростка, а теми, которые родитель приписывает его полу – «вообще мужчинам» и «вообще женщинам». В этом случае возникает такой тип нарушения, как сдвиг в установках родителя по отношению к подростку в зависимости от его (подростка) пола, что обусловливает либо потворствующую гиперпротекцию, либо эмоциональное отвержение подростка.

Так, при наличии предпочтения женских качеств наблюдается неосознаваемое неприятие подростка мужского пола. В таком случае приходится сталкиваться со стереотипными отрицательными высказываниями, суждениями о мужчинах вообще: «Мужчины в основном грубы и неопрятны. Они легко поддаются животным побуждениям, агрессивны, чрезмерно сексуальны, склонны к алкоголизму. Любой же человек, будь то мужчина или женщина, должен стремиться к противоположным качествам – быть нежным, деликатным, опрятным, сдержанным в своих чувствах». Именно такие качества родитель с предпочтением женских качеств видит в женщинах. Примером этому может служить отец, который видит массу недостатков в характере сына и считает, что все его сверстники такие же. В то же время отец находит в младшей сестре подростка разнообразные достоинства. Возможен и противоположный вариант – выраженная антифеминистская установка, пренебрежение к матери подростка, к его сестре. В этих условиях в отношении самого подростка мужского пола может сформироваться воспитание по типу «потворствующая гиперпротекция».

Формирование семейных взаимоотношений происходит успешно, если каждый член семьи способен повлиять на других, на их поведение, на их мнение по различным вопросам. Особенно существенно влияние родителей на подростка, его наличие – важная предпосылка осуществления социального контроля за его поведением со стороны семьи. Практика работы с подростками и их родителями показывает, что возможность родителей влиять на подростка значительно снижается при таком нарушении, как воспитательная неуверенность родителя. В этом случае происходит перераспределение власти в семье между родителями и подростком в пользу последнего. Обусловливаемое нарушение воспитания – либо потворствующая гиперпротекция, либо пониженный уровень требований к подростку. Родитель «идет на поводу» у подростка, уступает даже в тех вопросах, в которых уступать, по его мнению, никак нельзя. Это происходит потому, что подросток сумел найти «слабое место» у родителя и добивается для себя положения «минимум требований – максимум прав». Типичная комбинация в такой семье – бойкий, уверенный в себе подросток, смело предъявляющий требования, и нерешительный, обвиняющий себя во всех неудачах с подростком родитель.

Возможность влияния родителя на подростка значительно снижается при фобии утраты ребенка. Поведение родителя отличается неуверенностью, боязнью ошибиться, он преувеличивает болезненность или беззащитность ребенка. Обусловливаемое нарушение отношений с подростком – потворствующая или доминирующая гиперпротекция. Иногда источник таких переживаний родителей коренится в истории появления ребенка на свет – его долго ждали, обращения к врачам успеха не приносили, ребенок родился болезненным и т. д. Иногда отношение родителей к подростку формировалось под воздействием страха его потерять, так как он тяжело болел, особенно, если болезнь была длительной. Этот страх заставляет родителя прислушиваться к любому желанию ребенка, спешить его удовлетворять или мелочно опекать ребенка.