Значимые конфликты ребенка в рассказах сат

Выявляя значимые конфликты в детских рассказах, следует помнить о том, что, выделяя две или несколько потребностей, мы не всегда можем говорить о наличии конфликта этих потребностей, поскольку не каждая ситуация фрустрации будет вести к конфликтам.

Проявлением внутреннего конфликта в рассказах ребенка будет актуализация двух противоположных потребностей в одной ситуации. Зону, содержание и конфликтное поведение ребенка мы можем определить в зависимости от контекста детского рассказа. Так, анализ рассказов детей 6–7 лет показывает, что нарушенное материнское отношение в большинстве случаев является источником следующих конфликтов: «Любовь – Отвержение», «Любовь – Агрессия», «Автономия – Зависимость», «Агрессия – Избегание (страх) агрессии», «Автономия – Любовь». Последний конфликт выявлен исключительно у девочек. С образом отца связаны другие конфликты ребенка: «Доминирование – Дружба», «Автономность – Зависимость», «Агрессия – Избегание (страх) агрессии», «Дружба – Избегание (страх) агрессии». Исключительно у девочек выявлен конфликт «Потребность в отвержении – Дружба».

Как показывает анализ экспериментальных данных, дети могут проецировать в одном рассказе потребности, актуализируемые и отцом, и матерью. Например, потребности в любви отца и доминировании над матерью; потребности в любви матери и доминировании над отцом; потребности в дружеских отношениях с отцом и агрессии относительно матери и др. Такие рассказы, как правило, достаточно сложны как по своей структуре, так и по содержанию. Подобное содержание свидетельствует о различии в восприятии ребенком образов родителей, его конфликтном отношении к матери и отцу.

Опишем содержание некоторых конфликтов, выявленных нами при анализе детских рассказов.

Потребность в автономии‑зависимость

Самым распространенным проявлением этого конфликта в рассказах является амбивалентность позиции ребенка по отношению к одному из родителей. Например, «… я еду на велосипеде, нет, я в кармане, мне легко в кармане…» (Картинка «Кенгуру с кенгурятами»).

В данном случае механизм регрессии позволяет ребенку занять комфортное, благоприятное, эмоционально близкое положение относительно матери, удовлетворить потребность в этой близости, хотя мы наблюдаем осознание ребенком отдаленности матери. Свое реальное положение дети, как правило, «отдают» сиблингам, разрешая, таким образом, ситуацию конкуренции с ними. То же самое происходит и в случаях актуализации потребности в независимости, главенстве, когда старший сиблинг «помещается в карман». Единственные дети, разрешая эту конфликтную ситуацию, чаще демонстрируют амбивалентное отношение к матери, желая таким образом быть ближе к ней и одновременно стремясь к автономной позиции.

Потребность в дружбе и страх агрессии

Описывая потребность в партнерских отношениях, мы указывали, что дети могут воспринимать родителя как источник опасности и тревоги. Такая ситуация актуализирует конфликт потребности в дружеских отношениях с родителями и страха агрессии с их стороны. Например, «Когда приходит мышка, лев с ней играет. Но мышка боится, как бы он меня не съел… Да, нет, не съем…и вдруг проглотил…» (Картинка «Лев с трубкой»). Затем в рассказе происходит снижение тревоги в результате обратимости уничтожения мышки (механизм формирования реакции): «…потом мышка изо рта вылезла и побежала домой».

В этом случае мы вновь наблюдаем двойственность позиции ребенка в отношении родителя (отца): «Я хочу с тобой играть, но боюсь». Причем агрессивные действия со стороны отца («проглотил») осуществляются внезапно («вдруг…»). Отсюда становится понятной природа этого конфликта: непредсказуемость, непоследовательность отношения и поведения отца формирует у ребенка страх, и потребность в дружеских отношениях с отцом не удовлетворяется.

Потребность в принадлежности и страх агрессии

В детских рассказах потребность в принадлежности часто актуализируется вместе с потребностью в избегании агрессии родителя. Например, «Лев (отец) и обезьяна – самые лучшие друзья в мире. Но однажды они поссорились, и лев набросился на обезьяну, но не успел ее схватить». Далее сюжет рассказа изменяется в результате введения нового льва – хорошего (механизм формирования реакции), таким образом, потребность в дружеских отношениях и принадлежности отцу удовлетворяется на символическом уровне: «… поживи‑ка со мной,– сказал лев. Им понравилось быть вместе… им хотелось, чтобы у них были дети: львенок и маленькая обезьянка…» (Картинка «Разъяренный тигр и обезъяна»).

Здесь мы наблюдаем, как преувеличенно хорошим, дружеским отношениям отца и дочери («самые лучшие друзья в мире») противопоставляются их реальные, нарушенные взаимоотношения («поссорились») и агрессивные действия отца («набросился»).

Потребность в доминировании и страх агрессии

Конфликт потребностей в доминировании и избегании агрессии характерен в ситуации взаимодействия с отцом. Проиллюстрируем на примере, как в процессе рассказа по картинке «Медведи в затемненной пещере» ребенок разрешает этот конфликт и прорабатывает свои страхи.

Ребенок идентифицирует себя с волком, которого «боятся люди» (механизм защитной идентификации). Но здесь же мы наблюдаем страх опасности, агрессии, которая возможна у людей, и потребность ее избежать: «…люди проснулись, и волк убежал. Он боится людей, он маленький». Объект, вызывающий тревогу, здесь обобщен – это люди. Далее он конкретизируется, и в рассказ вводится чудовище: «…впещере оказалось чудовище, оно проснулось. Все убежали, а один волк (ребенок) остался, он застрял». Далее ребенок описывает силу и мощь чудовища, демонстрируя, таким образом, усиление тревоги по поводу приближающейся опасности: «…когда он шел, на улице землетрясение было. Чудовище‑великан». Здесь же происходит символическое подавление этой опасности: «…идет чудовище, а на него камень падает». А благодаря рационализации ситуации, вызывающей тревогу («Чудовище – это просто человек, это человек переоделся в чудовище…»), мы наблюдаем окончательную победу над страхом и доминирование над объектом агрессии (отцом): «…чудовище испугалось и убежало».

Описывая потребности и содержание конфликтов, выявляемых с помощью САТ, в некоторых случаях можно выяснить, каким способом происходит удовлетворение фрустрированных потребностей ребенка и разрешение его внутренних конфликтов. Рассмотрим это более подробно.