Практическая работа с родителями в рамках детского консультирования.

Психотерапевтическая работа с ребенком начинается со встреч с родителями, с которыми мы остаемся в контакте на протяжении всей работы.

По мнению многих аналитиков дети не осознают потребность в психотерапевтическом вмешательстве, (хотя нередко признают желание избавиться от того, что их беспокоит). В любом случае запрос о помощи исходит от родителей, которые обеспокоены нарушением поведения ребенка, его неадекватными реакциями, невозможностью с ним справиться. В этой связи первая встреча проходит наедине с родителями, где они могут свободно изложить то, что их тревожит и с чем связана необходимость обратиться за профессиональной помощью. Некоторые аналитики с самого начала проводят встречи совместно с детьми.

На первой встрече родителям предоставляется возможность в свободной форме рассказывать о том, что их беспокоит, что их побудило обратиться за психологической помощью, что они думают и чувствуют в связи с нарушениями поведения их ребенка и т.п. На второй встрече диалог между специалистом и родителями носит более структурированный характер. Психотерапевт задает вопросы об истории ребенка, его развитии, о том, как он проходил различные этапы своего роста, как это воспринималось родителями. Третья встреча с родителями отводится для  их рассказа о собственном детстве, об их взаимоотношениях с их мамами, папами, сиблингами, об их переживаниях, сходных или противоположных тем, которые переживает их ребенок в момент обращения.

Далее М. Бадони предлагает отдельную встречу с ребенком. После нее специалист вновь встречается с родителями, чтобы обсудить с ними дальнейший тип работы с ребенком, будет ли это анализ, терапия или расширенные совместные встречи с родителями и ребенком.

Фрик рассматривает предпосылки детской и родительской терапии, делая акцент на проблеме мотивации родителей относительно их участия в терапии ребенка, включающего и их собственную терапию. Терапевт, работающий с родителями, помогает им понять свои осознанные и неосознанные мотивы, а также неосознаваемые препятствия для проведения терапии. Энгельс Фрик подчеркивает, что родителям необходимо помочь создать среду, способствующую развитию ребенка. Очень важно, чтобы терапевт осуществлял постоянный контроль за внешним окружением ребенка. Не менее важно, чтобы терапевт параллельно помогал родителям прорабатывать их собственные неосознанные конфликты и проблемы, предотвращая тем самым вмешательство родителей в процесс терапии ребенка до тех пор, пока это необходимо. Интересно, что Энгельс Фрик описывает практическую работу в шведском общественном секторе как психотерапию, проводимую один или два раза в неделю, как это имеет место и в других европейских странах, хотя надо отметить, что между этими двумя интервалами терапевтических встреч имеются существенные различия. В связи с этим возникает вопрос, влияет ли частота сеансов на обучение психоаналитических психотерапевтов терапевтической работе с детьми и подростками? Понятно, что менее интенсивное обучение психоаналитических психотерапевтов негативно повлияет на их способность проводить более углубленную работу с детьми, подростками и их родителями. Возможно, именно поэтому автор делает основной акцент на наблюдении за внешней средой, в противоположность английской и другим традициям, согласно которым равное внимание уделяется наблюдению и за внешней, и за внутренней средой. Автор анализирует некоторые теории родительской терапии, обращая особое внимание на теорию Бенедек, которая рассматривает родительст-во как отдельную стадию индивидуального жизненного цикла. Энгельс Фрик указывает на важность таких чувств, как стыд и вина, переживаемых родителями в процессе терапии, объясняет, чем они различаются, и подчеркивает необходимость их тщательного анализа. В соответствии с известными психоаналитическими теориями, в частности, с теорией Винникота, чувство вины связано с мобилизацией компенсаторных механизмов индивида, что облегчает создание терапевтического альянса между родителями и терапевтом. Однако когда появляется чувство стыда, родители ощущают себя загнанными в ловушку и начинают сопротивляться, и это затрудняет установление с ними терапевтического альянса. Один из первых вопросов, который должен решить для себя терапевт,— что чувствуют родители, когда осознают необходимость проведения терапевтической работы с их ребенком.