Планирование вербального компонента детской игровой терапии: вопросы, информационные утверждения, структурирующие утверждения, комментарии в процессе взаимодействия.

В игровой терапии терапевт может способствовать переживанию ребенком эмоций, разбив этот процесс на шаги. Первый шаг выявление эмоции. Он не противоречит процессу создания корректирующих, переживаний в ходе детской сессии, описанному ранее. Вторым шагом терапевт помогает ребенку зарегистрировать эмоцию, назвав ему испытываемое чувству. Вполне обычное для ребенка явление описание физического ощущения вместо, аффекта, например описание боли в животе, а не испытываемой тревоги. Словесный ярлык, предоставленный терапевтом, конвертирует физическое ощущение в когнитивный опыт, т.о. радикально повышая шансы ребенка эффективно справиться с ним. Третье, терапевт отражает выявленные чувства обратно ребенку, в ходе сессий последовательно сдвигая внимание на эмоц-ные проявления. Это позволяет ребенку легче узнавать эмоции и использовать их в повседневных межличностных взаимодействиях.

Специфические стратегии организации вербализаций терапевта принимают к рассмотрению технические варианты, позволяющие лечить более широкую популяцию людей и тенденции понимания развития ребенка. Вопросы обычно задаются в силу следующих причин: прояснить ситуацию, получить информацию или выразить отношение терапевта. Многие утверждения, которые вы будете делать, проводя игровую сессию с ребенком, направлены не на получение информации от клиента, а на сообщение ему некоторых данных. Среди этих утверждений выделяются структурирующие утверждения, ответы на вопросы клиента и комментарии. Задаваемые детьми вопросы часто подпадают под одну из трех категорий: практические, личные, связанные с отношениями. Дети с готовностью обращаются к вам с практическими вопросами, не предполагающими скрытых мотивов. Эти вопросы могут включать просьбы пойти в уборную, вопросы относительно того, сколько времени осталось до конца сессии или сколько сессий осталось до каникул либо до завершения лечения. Эти, с виду невинные вопросы, на которые неопытные терапевты отвечают, ни секунды не медля, с большой вероятностью маскируют скрытые планы действий, особенно сопротивление. Личные вопросы ребенка редко основаны лишь на простом социальном интересе. Клиенты могут спрашивать вас, состоите ли вы в браке, есть ли у вас свои дети, где выживете, сколько вам лет и так далее. Их можно интерпретировать как проявление личного интереса, желание контактировать за пределами терапии, стремление контролировать терапевта и т.д. Вопросы, касающиеся отношений, также редко задаются без лежащих в их основе умыслов или мотивов. Эти вопросы могут включать расспросы о том, принимали ли вы на сессиях других детей, нравятся ли вам другие дети, хотите ли вы усыновить ребенка и т.д. Очевидно, эти вопросы требуют большего, чем простой и прямой ответ. Текущие комментарии, или комментарии в процессе взаимодействия. Выдвигая текущие комментарии, терапевт подводит итог сказанному ребенком, обобщая материал для себя и для ребенка и закладывая основы конфронтации и интерпретаций. Эти утверждения не добавляют во взаимодействие никакой информации, а лишь поновому формулируют его.