Некоторые более глубокие вопросы, касающиеся родительского авторитета

§ Разве дети не хотят авторитета и ограничений?

Широко разделяемое убеждение: детям нужен авторитет, им нравится, чтобы их поведение ограничивалось родителями. Дети якобы чувствуют себя в большой безопасности. Это убеждение частично верно и требует более тщательного рассмотрения. Здравый смысл и опыт поддерживает идею, что дети хотят ограничений во взаимоотношениях с родителями. Они должны знать, как далеко они могут зайти в своем поведении до того, как оно станет неприемлемым. Только тогда они могут выбрать неучастие в таком поведении. Это приложимо ко всем человеческим отношениям.

Для ребенка одна вещь ‑ это хотеть узнать "пределы родительского принятия" и совсем другая вещь ‑ это сказать, что он хочет, чтобы родители наложили эти ограничения на его поведение. Гораздо более здоровый принцип, чем "дети хотят, чтобы их родители использовали свой авторитет и наложили ограничения" ‑ следующий:

Дети хотят получить информацию от своих родителей, которая бы сообщила им, что родители чувствуют по поводу их поведения, так чтобы они сами могли изменить свое поведение, которое может быть неприемлемо для родителей.

Однако дети не любят, чтобы родители пробовали ограничить или изменит их поведение, используя авторитет или угрожая его использовать. Короче говоря, дети хотят ограничить свое поведение сами, если им становится ясно, что оно должно быть ограничено или изменено. Дети, как и взрослые, предпочитают руководствоваться своим авторитетом в своем поведении.

Ни родители, ни дети не должны ожидать, что любое поведение будет принято. Однако дети имеют право ожидать, что всегда, когда их родители чувствуют, что их поведение неприемлемо, родители скажут им об этом. ("Мне не нравится, когда меня дергают и тащат, когда я разговариваю с другом"). Это совершенно отличается от того, чтобы хотеть, чтобы родители использовали свой авторитет для ограничения поведения детей.

§ Разве авторитет не хорош, если родители последовательны?

Некоторые родители оправдывают использование власти (силы) тем, что верят в ее эффективность и безвредность, если родители последовательны в применении власти (силы). Последовательность действительно существенна, если родители выбирают использование власти и авторитета. Кроме того, дети предпочитают, чтобы родители были последовательны, если эти родители выбирают использование власти и авторитета.

Эти "если" являются критическими. Дело не в том, что использование власти и авторитета безвредно; их использование будет даже более вредно, если родители непоследовательны. Дело не в том, что дети хотят от родителей, чтобы они использовали свой авторитет, скорее, если он должен быть использован, они предпочитают, чтобы его использование было последовательным. Последовательности в применении его даст ребенку больше шансов наверняка узнать, какое поведение будет постоянно наказываться, какое ‑ поощряться. Непоследовательность в использовании поощрений и наказаний может привести к фрустрации, гневу и даже невротичности.

§ Разве родители не ответственны за влияние на детей?

Считают, что применение власти (силы) и авторитета оправдано, т.к. родители "ответственны" за то, чтобы влиять на своих детей таким образом, чтобы их поведение развивалось в желательном для родителей (или "общества" направлении), что бы ни подразумевалось под словом "общество"). Это старый вопрос о том, оправдано ли использование силы в человеческих отношениях, если она используется мудро и благожелательно ‑ "Для блага и в интересах другого человека" или "для блага общества".

Проблема в том, кто должен решить, что есть интересы (благо) общества. Относительно отношений родители-дети: ребенок? родитель? Кто лучше знает? Это трудные вопросы и есть опасность оставить определение этого "интереса" на совести родителей.

Родитель может оказаться недостаточно мудрым в определении этого интереса. "Я делаю это для твоего блага" ‑ не очень убедительное оправдание силы. "Власть коррумпирует, а абсолютная власть коррумпирует абсолютно". Я убежден, что чем больше людей начнет полнее понимать власть (силу) и авторитет и рассматривать их употребление как неэтичное, больше родителей начнет использовать это понимание в своих отношениях с детьми; это приведет к поиску креативных методов, новых, не связанных с использованием силы.

Но помимо моральных и этических вопросов об использовании власти (силы) одного человека над другим, когда родители спрашивают: "Разве я не ответственен за использование моей власти, чтобы повлиять на ребенка?" ‑ они обнаруживают распространенное заблуждение об эффективности власти как способа, пути влияния на ребенка. Родительская власть в действительности не "влияет" на ребенка; она заставляет детей вести себя в предписанном направлении. Сила (власть) не "влияет" в смысле убеждения, внушения, обучения или мотивирование ребенка вести себя определенным образом. Скорее власть (сила) принуждает к поведению или предотвращает поведение. Ребенок обычно старается вернуться к прежним путям поведения, как только авторитет или сила "снимается", т.к. его собственные нужды и желания остаются неизменными. Часто бывает, что ребенок мстит родителям за фрустрацию этих потребностей и за унижение, причиненное ему.

Таким образом, власть в действительности наделяет силой свои жертвы, создает себе оппозицию, питает свое собственное разрушение.

Парадоксально, но верно, что родители теряют влияние на ребенка, используя силу, и могут в большей степени влиять на него, отказавшись от силы.

Большее влияние может быть оказано, если методы этого влияния не вызывают бунта или реактивного поведения. Несиловые методы с большей вероятностью приведут к тому, что дети будут считаться с чувствами и мыслями родителей и в результате изменят свое поведение в желаемом направлении. Они не всегда будут изменять свое поведение, но будут делать это часто. Но бунтующий ребенок в редких случаях захочет изменить свое поведение исходя из потребностей родителей.